Возврат на главную

Возврат на «СПЕЦПРОЕКТЫ»

Сталин и Жуков

iCAE174ZM.jpg

Годы войны были периодом, когда И. В. Сталин и Г. К. Жуков общались наиболее часто. Но впервые их пути сошлись в 1919 г. на Южном фронте во время Гражданской войны. Сталин был членом военного совета, Жуков - командиром кавалерийского взвода. Личная их встреча состоялась в мае 1940 года. Перед этим Жуков провел успешную операцию по разгрому японцев у Халхин-Гола, ему было присвоено звание генерала армии. Рекомендовал его Сталину Нарком Обороны Тимошенко.

В своей книге воспоминаний Жуков описывает впечатление, которое осталось у него от Сталина. Говоря коротко, оно было сильным. Жуков получил тогда назначение командующим Киевским Особым Военным Округом, крупнейшим по размеру и очень важным в системе обороны страны.

Важно подчеркнуть, что халхин-голские бои были первой операцией Красной Армии, проведенной не по опыту Гражданской войны, а на основе новых задач и возможностей. Жуков показал себя полководцем новой формации, и Сталин это отметил.

В конце декабря 1940 г. в Москве прошла теоретическая конференция высших командиров, на которой Жуков выступил с докладом «Характер современной наступательной операции». После конференции состоялась многодневная оперативно-стратегическая игра на картах.

Жуков тогда играл за «синих», то есть за противника, говоря проще - за немцев. В штабных традициях было принято, чтобы выигрывали «красные», но на этот раз «победил» Жуков. В своих решениях он почти полностью предугадал будущие действия вермахта. В этой способности - проникать в замыслы противника, предупреждать его намерения - Жуков не имел себе равных.

Нельзя сказать, что в первое время Жуков пользовался высоким авторитетом у Сталина. Для него авторитетов вообще не существовало. Ни мнение начальника Генштаба, ни Наркома Обороны им практически не учитывались. Наиболее важные военные вопросы решались не ими, а в Политбюро. Жуков даже не был ознакомлен с «Планом Барбаросса» о решении Гитлера напасть на СССР, который лежал перед Сталиным через несколько дней после его утверждения фюрером.

В 1965 г. в беседе с преподавателем Академии Генштаба Жуков сказал, что Сталин был прав, отвергая план превентивного удара. Не вдаваясь в существо проблемы, заметим, что Жуков никогда не пытался задним числом представить себя во всех случаях правым. Эта черта для масштабных личностей вообще является уникальной. Так же оценивал Георгий Константинович свою работу на посту начальника Генштаба: строго, не скрывая ошибок.

Сначала Сталин не прислушивается к предупреждениям и рекомендациям Жукова, при обострении обстановки на фронтах между ними происходят острые сцены, Жукова удаляют, но когда положение становится безнадежным, его посылают спасать: Ленинград, Москву.

parad_1941.jpgУсилия, которые предпринял Жуков для обороны двух русских столиц, превосходили человеческие возможности. Прибыв в Ленинград, Жуков потребовал для себя полного единоначалия, не сделал он исключения и для Жданова. Ему удалось стабилизировать положение, используя только то силы, которые находились в окружении.

Пока Жуков защищал Ленинград, немцы приблизились к Москве. Жуков принял командование Западным фронтом 10 октября. Через 2 дня ему позвонил Молотов (естественно, его устами говорил Сталин) и пригрозил Жукову расстрелом, если наступление немцев в ближайшее время не будет остановлено. Тот с достоинством ответил, что не боится угроз.

Voen5.jpgСуровое было время. Сам Жуков угрожал Рокоссовскому трибуналом, когда последний, не согласившись с решением командующего фронтом держать оборону на берегу Истринского водохранилища, обратился через его голову к Шапошникову, начальнику Генштаба. И хотя развитие событий показало, что мнение Рокоссовского было более верным, дисциплина на войне важнее всего.

В последний раз конфликт между Сталиным и Жуковым произошел в мае 1942 г., когда ставка наметила наступление на Харьков. Сталин ожидал, что на этот раз удастся переломить ход войны в пользу советской стороны. До этого, ободренный декабрьским контрнаступлением под Москвой, Верховный приказал, опять-таки вопреки мнению Жукова, развить этот успех, но в марте 1942 г. наступление советских войск захлебнулось. Конфигурация южного фланга советско-германского фронта, казалось, позволяет окружить большую группировку германских войск. Полностью поддержали Сталина Тимошенко и Хрущев.

По-другому смотрели на обстановку и перспективы намечаемой операции Жуков, Шапошников и Василевский. Но двое последних не сказали ни слова против Верховного. Жуков высказал свое отрицательное мнение ясно и достаточно резко. В результате Сталин фактически вывел его из состава Ставки Верховного Главного Командования (его слова были: «Мы обойдемся без вас»). Жуков вновь был отправлен на свой Западный фронт, где боевая активность в те дни была ниже, чем на юге.

Поражение советских войск под Харьковом - тяжелейшая страница Отечественной войны. Общие потери опять были неисчислимы. Немцы взяли в плен более 200 тыс. человек. Обстановка в июне-июле 1942 г. резко изменилась в пользу Германии. Генштаб неправильно определил направление летнего наступления немцев, и южный фланг фронта оказался оголенным. Хотя Жуков в то время был отстранен от большой стратегии, доля вины в этой ошибке лежит и на нем.

История повторилась. 27 августа Жуков был вызван к Сталину, он стал заместителем Верховного и послан в Сталинград как представитель Ставки для того, чтобы организовать контрудар. Жуков выполнил приказ, но перелома в положении добиться не удалось. Во время одного из посещений Сталина (12 сентября) при обсуждении ситуации у него с Василевским родился план окружения группировки Паулюса, которая вела уже уличные бои в Сталинграде.

Эта операция по своей масштабности, временной и территориальной протяженности, количеству вовлеченных соединений не имела равных во всей Второй мировой войне. Она требовала колоссальной подготовки, скрытности, множества отвлекающих маневров. Всю эту работу провели Жуков и Василевский со своими помощниками. 13 ноября они посетили Сталина и доложили, что подготовка закончена. 19 ноября началось наступление.

Непосредственно руководил сталинградской операцией Василевский. Жуков больше занимался общей обстановкой, организовал отвлекающие удары - под многострадальным Ржевом и Воронежем, где он побывал лично.

2 февраля 1943 г. сражение закончилось полной победой. Долгожданный перелом в войне наступил. Верховный присвоил Жукову звание Маршала Советского Союза. Пришел боевой опыт, армия поверила в свои силы. Военная промышленность набрала обороты. Сталин успокоился, минувшие промахи не прошли для него даром. Именно с этого времени к нему можно отнести слова Жукова из его воспоминаний: «У нас был достойный Главнокомандующий». Диктатор на третьем году войны понял, наконец, какой необыкновенный полководец служит в Красной Армии. Отношения между ними стали более ровными, и поэтому представляют меньший интерес в аспекте нашей темы.

Отдельно следует остановиться на Берлинском сражении. Пора, наконец, снять обвинение с Жукова в напрасной гибели десятков тысяч солдат в последней битве войны, в неправильном ведении операции.

Профессия военачальника - неблагодарная, жестокая. Она неразрывно связана с разрушениями и смертью. Жуков сам не раз стоял под огнем, а его золотые погоны ведь тоже не были заговорены от пули. И он не хуже нас с вами знал, как нужно брать города: с разведкой, артподготовкой, обходом. Но в последние месяцы войны политические соображения преобладали над военными, и Сталин выступал тогда уже не как Главнокомандующий, а Секретарь ЦК и Председатель Совнаркома.

mavzoley1945.jpgНе только Сталин, но и другие политики, например Черчилль, видели в Берлине важную цель. По-другому считали военные. Но если Эйзенхауэр (особенно) и Монтгомери были достаточно самостоятельны в своих решениях, то с советскими полководцами кремлевский диктатор не считался. И хотя Эйзенхауэр сообщил Сталину 28 марта 1945 г. в личном послании, что он не будет наступать на германскую столицу, тот приказал Жукову взять Берлин до 1 мая, «не считаясь с потерями». Этим все сказано. Так начиналась война, так она и оканчивалась.

Подписание акта о капитуляции Германии и командование Парадом Победы были днями высшей славы Жукова. Но те, кто рассчитывал на смягчение советского режима, горько разочаровались. В 1946 году многие из советских военачальников были арестованы. Сталин считал, что победитель - он один. Жуков был снят с высоких постов и назначен командующим второстепенным военным округом - Одесским, а в 1948 г. - Уральским. Правда, незадолго до смерти, в 1952 г., Сталин вновь «потеплел» к Жукову. Тот стал членом ЦК.

Георгий Константинович был не просто военным человеком. Он был человеком войны. Для мирного времени ему недоставало других качеств, например, гибкости. И вообще он не был политиком. Жуков всего себя отдал Победе.

http://www.port-folio.org

Возврат на главную

Возврат на «СПЕЦПРОЕКТЫ»