Возврат на главную

Возврат на «СПЕЦПРОЕКТЫ»

 

Стихотворения о Жукове

 

Людмила Клепикова. Памяти Георгия Константиновича Жукова

 

Знавала Русь богатырей немало,
Жестоких битв, раздоров, пепелищ,
В защиту Родины святая рать вставала.
За счастье мирных дней и за тепло жилищ.
Жуков призван был самой судьбою
П
родолжить ратный подвиг дедов и отцов.
Сражался смело он, идя путём героя
Победоносной воинской стезёй.
От храброго солдата до седого маршала
Шлейф мифов окружал его, и доблестная слава овевала.
Побед героя нам не счесть,
На веки память сохранит
Стратега воинскую честь!

 



М.Ф. Василенко

Еще христианства не знала земля,
Но войны гремели за мир очага,
Его защищали мужчины- бойцы,
Общины - надежда, сыны и отцы.

То - лучшие духом, отвагой, умом,
И ,бывшие честью, в кругу родовом.
Их гибель печалью народа была,
А память, как гордость, в былинах жила.

Война , как гиена, над жертвой рычит,
И речкой кровавой по людям бежит.
А, поднявший войны, маньяк и злодей
В
сех дальше окажется в смерти своей.

Россию спасали Отчизны сердца,
Как Жуков, рожденный под знаком Стрельца,
Он новый Суворов в плеяде вождей,
Стратег и учитель врагов, и друзей.

Не Жуков войну для себя выбирал.
Он враг её сути, и жизнь обожал.

В нем ненависть грозна для пришлых врагов,
Он – честь и защита заветов отцов.

Россия, Европа - этапы пути,
Такие он должен с войсками пройти,

Чтоб войны и битвы стереть без следа,
А страх бы народа исчез навсегда.

Почета и Славы достоин любой,
За подвиг украшен звездой золотой,
А Жуков, как воин, как маршал-герой,
Четырежды выбран такою звездой.

Георгий-защитник просторов земли,
С ним знамя Победы и символ борьбы,
Он Богом дарован для блага людей,
В нем сила живая, сильнее смертей.

Иосиф Бродский. На смерть Жукова

Вижу колонны замерших внуков,

гроб на лафете, лошади круп.

Ветер сюда не доносит мне звуков

русских военных плачущих труб.

Вижу в регалии убранный труп:

в смерть уезжает пламенный Жуков.

Воин, пред коим многие пали

стены, хоть меч был вражьих тупей,

блеском маневра о Ганнибале

напоминавший средь волжских степей.

Кончивший дни свои глухо, в опале

как Велизарий или Помпей.

Сколько он пролил крови солдатской

в землю чужую! Что ж, горевал?

Вспомнил ли их, умирающий в штатской

белой кровати? Полный провал.

Что он ответит, встретившись в адской

области с ними? «Я воевал».

К правому делу Жуков десницы

больше уже не приложит в бою.

Спи! У истории русской страницы

хватит для тех, кто в пехотном строю

смело входили в чужие столицы,

но возвращались в страхе в свою.

Маршал! поглотит алчная Лета

эти слова и твои прахоря.

Все же, прими их - жалкая лепта

родину спасшему, вслух говоря.

Бей, барабан, и, военная флейта,

громко свисти на манер снегиря.

 

Поженян Григорий. Жуков

Так бывало не раз:
к сожаленью, под поздними звездами,
Государев указ,
Как людские признания — поздние.
Но всему свой черед.
Не чета ни наградам, ни званиям -
благодарный народ
присягает в народном признании.
Наречет не спеша,
Навсегда, в преклонении внуковом.
И воскреснет душа:
Богу — богово.
Жукову — жуково.
Где б ни тлела беда,
Где бы слабость сомненья ни сеяла —
Он везде и всегда


Маршал долга и маршал спасения.
Был он крут и жесток.
Чем платил он за это — неведомо.
Но сраженья итог
завершался обычно победою.
И, почуяв предел,
наделенный суровою волею,
он солдат не жалел.
И себя не жалел он тем более.
Нет расплаты иной.
Нет военных полей утешения.
Только высшей ценой
П
латят войнам за выигрыш сражения.
Жуков жив среди всех
в нашей горькой и гордой обители.
Отпускается грех —
Побежденным и победителям.

Валерий Малигон Маршал Жуков

Он был суров и твёрдак кремень,
О нём ходила грозная молва,
Он, как отрезал, говорил со всеми,
Бросал, как гири, веские слова.
Когда железом враг звенел упрямо
И
оборону нашу прорывал,
Он необученных бойцов швырял горстями,
Он их телами дыры затыкал.
Со Сталиным он намертво боролся,
Нелепые приказы отвергал,
Ни разу в правоте своей не прокололся,
Куда был послан, там он побеждал.
Он воевал числом, но всё ж с уменьем,
Ради победы жизни не щадя,
Его, как к горлу штык, веленье
Б
ыло острей, чем рысий взгляд вождя.
Его назвали маршалом Победы,
К его Берлин свалился сапогам,
Потом, как черви, подточили беды
Н
а радость зубы скалящим врагам.
Не мог простить генералиссимус усатый
Такого превосходства над собой,
И, местью кровожадною объятый,
С глаз долой его отправил на покой
В
Рай попал победный маршал Жуков,
Хуже смерти для него покой,
Хуже ржавчины дырявит душу скука,
Тогда живёшь, когда идёшь на бой.
Он отыскал кремлёвского сатрапа
И выплюнул всё то, что думает о нём,
В ответ несутся звуки яростного храпа
Расплющенного в нить земным ядром:
-
Я к вам приду Антихристом библейским,
Я шкуру с вас живых сдеру,
Я уничтожу всех врагов злодейских,
Жить буду вечно, не умру.
О своём о прошлом Жуков тужит,
Вспоминает часто о войне,
С братством ветеранов крепко дружит
И
тоскует о своей стране.

Олег Мошников. Жуков на Урале

На даче Жукова — цветы.
Замки — на ведомстве военном.
Сомкнулись мокрые кусты,
Стальная сетка: непременно,
Царапать, жалить и колоть,
Настороже, во всеоружье! —
Испытывая дух и плоть,
Привязанность солдата к службе.
На карауле — тишина.
Скользит по проволоке солнце.
Привиты роза и война
К
почётной ссылке полководца.
Герой. На службу не роптал.
Отец уральской обороне!
А он — без памяти — устал,
Как будто тут — и похоронен
С
орвать агатовый цветок,
Развеять стойкий запах смерти,
Остановить, прервать отток
Времён, людей, событий, тверди!
Раскаты ротного «Ура!»,
Живые волны не стихают:
Айда, ребята, за Урал,
Где к майской площади стекают
Полки. Потешные полки.
Не будет нас — границ не станет
И
ные тронет лепестки
Шипами раненная память.

Маршал Жуков и победа

Музыка: Е. Колмановский Слова: Е. Долматовский

Был сын калужского села.
Неулыбающийся маршал
Нас вёл на ратные дела.
Всех полководцев был он строже,
Пред ним дрожал коварный враг,
И мы На нашем фронте самым старшим

его боялись тоже.
Теперь признаюсь, было так.
Пусть дойдёт до внуков песня дедов
О
герое песни:
Маршал Жуков и победа!
Маршал Жуков и победа!
Маршал Жуков и победа!

Всегда на главном направленьи
Он появлялся в трудный час.
От обороны к наступленью
Он вёл войска и верил в нас.
Известно всем, какие бури
Мы одолели в те года.
Над картой маршал брови хмурил
Н
е улыбался никогда.


О, это самый маршал грозный
Б
ыл наш товарищ - друг большой.
Не из гранита, не из бронзы-
С широкой русскою душой.
В Берлине дымном после боя
Гвардейцы слушали приказ:
Явился маршал перед строем
И
улыбнулся в первый раз!

http://sovmusic.ru

http://www.promegalit.ru
http://www.stihi.ru
http://www.bestreferat.ru

http://bratishka.ru

Возврат на главную

Возврат на «СПЕЦПРОЕКТЫ»