Возврат на главную
Возврат на «СПЕЦПРОЕКТЫ»

РОЖДЕНИЕ ЗВЕЗДЫ

Когда именно родилась Любовь Орлова, очень долго никто не знал
Она скрывала свой возраст…

    А родилась она в 1902 г. И в кинематограф она пришла достаточно поздно – в 32 года. Она не любила вспоминать своего прошлого. О ней ходит очень много легенд: одна из самых стойких – она была дворянского происхождения. На самом деле ее отец Петр Федорович Орлов был акцизным чиновником, а мать Евгения Николаевна Сухотина была очень дальней родственницей М. А. Сухотина, мужа одной из дочерей Льва Толстого, Татьяны Львовны. Отец был внешне вальяжный и вполне мог сойти за аристократа, очень любил карты и проигрывал все, что у него было. Мать ее была не очень красивой. Невысокой, с нервным сухим лицом. В семье было две дочери, Нонна и Любовь, Люба была младшей. Отец быстро промотал все и так невеликое состояние и вынудил свою семью переехать из Петербурга в Ярославль. Там их настигла революция. Обрушившийся нищенский быт заставил семью снова кочевать – теперь они перебрались под Москву, в Воскресенск, где жила сестра матери, которая в голодные 20-е годы имела бесценное сокровище – корову. С бидонами молока, в душных грязных вагонах Люба ездила в Москву продавать молоко. Зимой и летом таская тяжести по домам, она искалечила свои руки – распухли и болели суставы пальцев, которые актриса пыталась прятать всю жизнь. Ни в одном фильме она не показывала свои руки… Эта единственная некрасивая сторона во всем ее женском облике.

    Первым, кто восхитился Любочкой Орловой, был сам Федор Шаляпин, являвшийся другом семьи Орловых. Случилось это в 1908 г. на детском балу, который великий певец устраивал в своем особняке на Новинском бульваре в Москве. Совсем маленькой девочкой Орлова оказалась в доме Федора Шаляпина. Среди детворы он приметил маленькую девочку с белокурыми локонами до плеч и с восторгом поднял ее на руки. Любочке было тогда шесть. Заигравшись, девочка разбила старинную китайскую вазу. Она громко заревела, и Шаляпин, желая успокоить ее, взял и разбил вторую точно такую же вазу. А когда она сыграла роль Редьки в домашней оперетте "Грибной переполох", Шаляпин первым же предрек ей славу артистки. Он так увлекся и подружился с маленькой Любочкой, что сочинил ей стихи и подарил автопортрет. А потом во всеуслышание произнес: «Придет время, когда Любаша станет такой актрисой, что обо мне будут вспоминать только благодаря тому, что я когда-то вместе с ней бил эти чертовы вазы». И хотя такое время действительно настало, в одном Шаляпин ошибся. Любовь Петровна наотрез отказывалась вспоминать о великом певце…

    В 17 лет Люба поступила в Московскую консерваторию (класс рояля), где проучилась три года (1919-1922). Хотя Орлова не закончила консерваторию, она отлично играла на фортепиано. Любовь Петровна следующие три года училась на хореографическом отделении Московского театрального техникума. В начале 20-х годов она поступила на работу в кинотеатр тапером – это была единственная возможность зарабатывать деньги. Грязный, прокуренный кинотеатр, матросня, матерщина, семечки… Никогда потом она не вспоминала об этом. Тогда у нее даже были периоды какого-то безразличия – к учебе, к искусству, к собственной судьбе. Она ощущала себя человеком, у которого нет никаких надежд… Ее спасло замужество…

    Ее первого мужа звали Андрей Гаспарович Берзин. Он был старше ее на 10 лет, член партии, агроном, служил в Наркомате земледелия, где занимал довольно высокую должность заместителя наркома. Женившись, он перевез всю семью Орловых в свою отдельную квартиру. Единственным артистическим образованием для Орловой стала скромная хореографическая студия Франчески Беаты, упоминания о которой Любовь Петровна избегала, по видимому, из-за непрестижности этого учебного заведения. Однако именно эта студия развила в Орловой немалый пластический талант, чуткость к ритму, а главное, стремление к непрерывному поддержанию в форме своего тела. До конца жизни Любовь Петровна не пропустила ни одного дня тренировки у станка. От этих студийных лет сохранился у Орловой и узенький кожаный поясок — эталон объёма талии — чтоб в тридцать, сорок, семьдесят лет, как в двадцать — не более сорока трех сантиметров…

     Началом своей творческой биографии Орлова считала 1926 г. – тогда она поступила в Музыкальный театр им. Станиславского и Немеровича-Данченко. Ее приняли хористкой, а потом зачисли в кордебалет. Она была очень умная, тактичная, мало говорившая, умевшая слушать. У нее постепенно набирался репертуар…Будучи артисткой хора и кордебалета, Орлова была занята в основном в эпизодических ролях. Однако даже в этих ролях музыкальный и драматический талант ее многим бросался в глаза. С каждым годом Орлова все увереннее шла к тому, чтобы стать примой…

    Роль Периколы в одноименной оперетте Жака Оффенбаха вывела Орлову из состава хора и сделала солисткой. Это случилось в 1932 году. Успех актрисы был ошеломляющим…

    Что касается творческих устремлений Орловой в те годы, то, видимо, полного удовлетворения от работы она не испытывала. В стенах театра ей становилось тесно, и она искала иных выходов своей артистической натуры. Ей вдруг захотелось сняться в кино. Однако, когда она попыталась это осуществить, ее ждало разочарование. Вот что рассказывала об этом сама Орлова: "В киностудии попала в длинную очередь: был объявлен набор молодых исполнителей для очередной картины. С трудом скрывая свою робость, я очутилась перед режиссером - человеком со взглядом решительным и всезнающим. Когда он обратил на меня свой испытующий и пронзительный взор, я почувствовала себя как бы сплюснутой между предметными стеклами микроскопа.

- Что это у вас? - строго спросил режиссер, указывая на мой нос.
  Быстро взглянула я в зеркало и увидела маленькую родинку, о которой совершенно забыла, - она никогда не причиняла мне никаких огорчений.
- Ро... родинка, - пролепетала я.
- Не годится! - решительно сказал режиссер.
- Но ведь... - попыталась я возразить. Однако он перебил меня:
- Знаю, знаю! Вы играете в театре, и родинка вам не мешает. Кино - это вам не театр. В кино мешает все. Это надо понимать!

 Я поняла лишь одно: в кино мне не сниматься, а поэтому надо поскорее убраться из студии и больше никогда здесь не показываться. И я дала себе клятву именно так поступить"…

Вульф, В. Я. Серебряный шар / В. Вульф. – М.: АСТ, 2007. –  461 с.
http://www.peoples.ru/art/cinema/actor/orlova/

Возврат на главную
Возврат на «СПЕЦПРОЕКТЫ»