165 ЛЕТ

РОМАНУ «БЕДНЫЕ ЛЮДИ»

                                                Возврат на главную

Возврат на «СПЕЦПРОЕКТЫ»

 

image003.jpgДостоевский прочитал роман Дмитрию Григоровичу, с которым они вместе квартировали. Слушатель был потрясён настолько, что, несмотря на позднее время, отправился к Николаю Некрасову. Некрасов был раздосадован поздним визитом, но согласился прочесть хотя бы десять страниц. Оба не отрываясь, читали ночь напролёт и в 4 часа утра, закончив чтение, оба вернулись на квартиру к Достоевскому поделиться мнением о прочитанном. Утром того же дня Некрасов повёз повесть к неистовому Виссариону, в дом Лопатина. Восхищённый Виссарион Григорьевич позвал к себе автора и сказал: «Да вы понимаете ли сами-то, ...что вы такое написали! Не может быть, чтобы вы, в ваши двадцать лет, уже это понимали... Вам правда открыта и возвещена как художнику, досталась как дар, цените же ваш дар и оставайтесь верным и будете великим писателем!». Впоследствии Фёдор Михайлович вспоминал: «Это была самая восхитительная минута во всей моей жизни». Достоевский всю жизнь считал, что эта встреча стала поворотным моментом его жизни, писатель укрепился в вере в себя, в свой талант и возможности.

Роман впервые опубликован в «Петербургском сборнике» Николая Некрасова (Санкт-Петербург, 1846). Отдельное исправленное издание

Роман «Бедные люди» был напечатан в «Петербургском сборнике». И именно после этого Достоевский стал широко известен. И так же как Некрасов, многие считали его продолжателем традиций Гоголя. Но в отличие от Гоголя, Достоевский описывает своих героев глубже с психологической стороны. Роман представляет собой переписку между Макаром Девушкиным и Варварой Добросёловой. Форма романа в письмах позволила автору передать тонкие нюансы психологии самораскрывающихся героев. Главные герои романа – Макар Девушкин – полунищий чиновник, придавленный горем, нуждой и социальным бесправием, и Варенька – девушка, ставшая жертвой социального неблагополучия. Автор сочувствует своим героям, показывает красоту их души и внутреннее благородство.

В обширной критической литературе о первом романе Достоевского до сих пор не объяснен сенсационный успех «Бедных людей». Оригинальность Достоевского была очевидна для многих современников писателя, но осознание этого выразилось не столько в разъяснении сущности явления, сколько в восторженных оценках: «новый Гоголь», «явление необыкновенное», «необыкновенно замечательное произведение», «явление нового необыкновенного таланта», «явление замечательное» и т. д. Эти оценки Белинского, Некрасова, И. Панаева, В. С. Шевырева и других не были апологией начинающего писателя — в их суждениях была и изрядная доля критики. Уже тогда появилось немало «общих мест» в объяснении «Бедных людей». Так, все отмечали «гуманистический пафос» первого романа Достоевского, правда, с разными нюансами: от «высоко гуманного идеала» до «филантропической тенденции», иногда низведенной до иллюстрации некоторых постулатов добродетели. 

Часто Достоевского пытались объяснить Гоголем, не видя большой разницы между гоголевской «Шинелью» и «Бедными людьми». Макара Девушкина оценивали теми же словами, как и Акакия Акакиевича Башмачкина: «ваш брат», «тоже человек».
Общее, действительно, было, но им не объяснить степень оригинальности Достоевского в разработке традиционной к тому времени темы «маленького человека» в литературе. И тем более не объяснить знаменитые письма Макара Девушкина от 1 и 8 июля, его полемику по поводу «Станционного смотрителя» Пушкина и «Шинели» Гоголя, где выбор был не в пользу Гоголя — и отнюдь из-за «верноподданнической» и «охранительной» позиции героя романа, а вследствие неприятия Достоевским гоголевских принципов изображения человека. Лишь немногие видели в Достоевском ученика («подражателя») Гоголя. Гораздо более значительными были попытки В. Майкова и М. Бахтина противопоставлением Гоголя и image009.jpgДостоевского оттенить оригинальность дебютанта, что, впрочем, также не объясняет триумф «Бедных людей».

На «Бедных людях» натерт такой «хрестоматийный глянец», что современный живой смысл романа просто теряется в общих словах об историко-литературном значении дебюта Достоевского, в «общих местах» о гуманизме автора в отношении к «маленькому человеку».
Они верны, но не объясняют многого и, пожалуй, самого главного, что выразилось не в слове, а в поведении и эмоциях современников писателя: почему роман потряс многих читателей, в том числе таких искушенных, как Белинский, Некрасов, Григорович, Панаев, почему над романом рыдали Некрасов и Григорович и кое-кто из рецензентов, в чем они сознавались печатно.

Это тем более примечательно, что сегодня «Бедные люди» мало кого так потрясают.
Тут два возможных ответа: или роман утратил современный интерес (чему немало способствовал бы «хрестоматийный глянец»), или, напротив, современные читатели (а отчасти и писатели — почему писатели, об этом речь позже) утратили остроту эстетического переживания художественных открытий Достоевского в «Бедных людях».

http://mysoch.ru/sochineniya/dostoevskii

http://thepoem.narod.ru 

http://www.fdostoevsky.ru

                                                Возврат на главную

Возврат на «СПЕЦПРОЕКТЫ»